Главная » Антиквариат » Старообрядческое медное литье

Старообрядческое медное литье

На данный момент специального исследования, посвященного старообрядческому медному литью в Коми крае нет. В 1996 году была опубликована статья Н.Н.Чесноковой (1996), которая предлагает использовать литьё как один из источников по истории формирования этноконфессиональных групп Припечорья.     На территории Коми края медное литьё получило широкое распространение в среде как русских, так и коми старообрядцев, проживающих в низовьях Вашки, верховьях Вычегды, на средней и верхней Печоре. В настоящее время нет информации о существование местного центра производства. Единственное упоминание о литье икон на верхней Печоре встречающеся в отчёте Ю.В.Гагарина (Научный отчет 1967), каких-либо подтверждений не имеет.

Сейчас большинство жителей старообрядческихсел не считает себя староверами: «Мы не староверы, мы — мирские, староверы это те, кто из отдельной посуды ест». Устаниовить каких идеологических принципов придерживались верхневычегодские старообрядцы в настоящий момент установить сложно, представлений о толках и согласиях они не имееют, схожую ситуацию можно наблюдать и в других районах. Коми староверы Вашки и Верхней Вычегды считают, что, литьё (кöрт öбраз, ыргöн öбраз) обладает большей благодатью, чем писанные образа; на бытовом уровне объясняют его больше практичностью. На удоре говорят, что металлические образа настоящие, их привозили (ваема тор), делали знающие люди, а писанные -местного производства (ас карöм) (полевые материалы автора 1999).

Литые предметы используются в обрядах, сопровождающих рождение и первые годы жизни ребёнка: при крещении образком освящается вода в купели, крест-распятие кладут в колыбель младенцу, что связано с традиционными представлениями о кресте, как обереге. В свадебной обрядности, складни, образа принято давать в приданое; несмотря на существующий запрет, в ряде случаев разбирают складни, чтобы дочь унесла с собой в дом мужа. Обязательным является наличие литья в похоронной обрядности: в момент положения тела в гроб, при поминании умерших,литые образки и кресты врезаются в намогильные памятники (сейчас не врезают, а приносят с собой на кладбище). Литые иконы, складни, кресты используются для освящение воды во время церковных праздников.

В народной среде существует определенная классификация литья: деление на женские и мужские (по сюжетам, месту хранения — в шевносе уд., инь пов ввч.), личные и выставленные в божнице, мирские и «староверские» (не отличались по изображениям) (полевые материалы автора 1999).
Медное литьё, иное по иконографии, сюжетам используется в аналогичных целях русскими староверами Нижней Печоры; среди коми нестарообрядцев оно менее распространено, что позволяет говорить о литье как специфической черте культуры староверов. Учитывая роль литья в обрядах, особенности проведения которых определяют конфессиональную принадлежность, круг предметов не может быть случайным.
Основываясь на иконографических, технологических различиях можно определить, к какому согласию принадлежал владелец, проследить контакты коми староверов со старообрядческими общинами других регионов, а так же связи между общинами внутри республики, более точно определить ареалы распространениястарообрядчества.

Удора (дд. Коптюга, Муфтюга, Вильгорт, Острово, сс. Чупрово, Пучкома, Важгорт). Преобладает поморское литье XIX века, присутствуют изделия московсого производства (Преображенка). Следует отметить наличие литья, относящегося к центрально-русской традиции (Гуслицы), предположительно датируемого XVIII веком, это не только образки и складни, но и кресты, имеющие титло»I.H.Ц.H.», подобные предметы встречаются реже, малочислены (с. Чупрово, Коптюга, Острово).
Считают, что удорские староверы были филипповцами, с 60-х годов XIX века появились скрытники, наличие гуслицкого литья, причём, как правило, более раннего позволяет предположить, что здесь проживали сторонники других толков. О проживании в д. Кирик двух поповцев, сообщает Гагарин Ю.В. (1980). Известно, что гуслицкое литьё было в ходу у староверов — поповцев, а так же то, что кресты с титлой принимали федосеевцы (после 1751 года отделившиеся от них «титловцы»).
Староверы Удоры поддерживали контакты с Поморьем, Москвой, Усть-Цильмой (Гагарин Ю.В. 1973).
Преобладание поморского литья позволяет говорить об относительно однородной конфессиональной принадлежности населения указанных деревень.

Усть-Куломский район. В старообрядческих селах Воч, Керчомья присутствует гуслицкое, центрально-русское литьё, большей частью XIX век; поморское, московское (Преображенка-?) литьё XIX века; встречаются экземпляры, датировать и атрибутировать которые затруднительно. Выявить преобладание одной традиции не удалось. Однако, можно назвать наиболее популярные сюжеты: Распятие и изображения Богородицы (сс. Керчомья, Воч). Во время похорон обязательно наличие литого образка на груди покойного, если мужчина, то это должно быть Распятие, если женщина- Богородица (полевые дневники автора 1999). Что подтверждает информацию о проживание в этих селах стороников спасовского (т.н. глухая нетовщина) согласия. Считают, что спасовское медное литье можно отличить по тому, что на оглавии непременно помещался Нерукотворный Образ, и были распространены только 2 вида икон: образы Спасителя и Богородицы (Старообрядчество, 1996).
Медное литье зафиксировано в с. Деревянск — 7 предметов, д. Канава, д. Ваполка- по одному. 6 (образки, складни, крест) определены как гуслицкое литье (большая часть имеет прямоугольное навершие «Спас на убрусе»), 2 складня- поморское (московское-?). В Деревянске литье было изъято из церкви в 20-е годы, в д. Ваполка складень был найден в заброшенном доме.
Учитывая торговые связи с Чердынью, контакты с населением верхней Печоры, можно предположить, что на верхней Вычегде проживали представители других согласий, возможно, поморского, о чём свидетаельствует и распространение поморского литья (кресты, складни). Бытование гуслицких крестов и складней XIX века, позволяет предположить, что в этом районе жили староверы-поповцы.

Повычегодье. Из 35 предметов 15 были приобретены в г. Сыктывкаре; 6 — в Сысольском районе(с.Пыелдино); 3 — в Сыктывдинском (с.Палевицы,с.Зеленец); по 2 — в Койгородском, Усть-Вымском, откуда поступили другие неизвестно. Представлено литье разных центров: поморское, московское, гуслицкое. Это складни, иконы, образки, кресты, датируемые XIX веком.

Научный архив Коми Научного Центра Уральского Отделения РАН
Фонд 1, оп. 13, дело 159. Научный отчет этнографической экспедиции 1967 г. в Троицко-Печорский район Коми АССР по теме: «Религиозные пережитки в Коми АССР и их преодоление».
Винокурова Э.П. Основные принципы классификации русской медной художественной пластики к. XVII — XVIII вв. Автореферат. Л., 1989. С. 5-17.
Винокурова Э.П. Модель меднолитого складня «Двунадесятые праздники» к. XVII — н. XVIII вв. // Древнерусская скульптура. Проблемы и атрибуция/ под ред. А.В.Рындиной. М., 1991. С.128-172.
Винокурова Э.П. Поморское медное литье в собрании Карельского государственного краеведческого музея // Краеведение и музей. Петрозаводск, 1992.
Винокурова Э.П. О типологии медной художественной пластики конца … века. принципы формирования научного каталога // РМЛ. Вып. 1. М., 1993. С. 34-42.
Винокурова Э.П. Русская медная литая пластика к.XVII-н.XXв.: типологический аспект.// Древнерусская скульптура. Вып. 2. M. C.202-245.
Винокурова Э.П., Молчанова О.В., Петрова Л.А. Медная пластика // неизвестная Россия. К 300-летию Выговской старообрядческой пустыни. М., 1994. С. 37-58.
Гагарин Ю.В. Старообрядчество на Мезени и Пинеге в XIX- начале XX вв. // Вопросы социально-экономической истории Коми края. Труды ИЯЛИ. Вып. 23. Сыктывкар, 1980. С. 81-98.
Гагарин Ю.В. Старообрядцы.М.,1973. 142 с.
Гагарин Ю.В. История религии и атеизма народа Коми.М.,1978.
Гнутова С.В. Медная мелкая пластика Древней Руси. (типология и бытование) // РМЛ. Вып.1. М.. 1993. С.7-20.
Дружинин В.Г. К истории крестьянского искусства XVIII — XIX вв. в Олонецкой губернии (Художественное наследие Выгорецкой поморской обители) // Известия Академии наук СССР. Сер.6. 1926. Вып.15-17. С.1479 — 1490.
Из корректуры книги В.Г.Дружинина «О поморском литье» (1919 г.) // РМЛ. Вып.2. С.106 — 120.
Перетц В.Н. О некоторых основаниях для датировки древнерусского медного литья // Изв. ГосАкадемии Истории Материальной Культуры. Вып.73. Л., 1933. С. 3 — 55.
Порфиридов Н.Г. Об одной группе древнерусских медных литых изделий // Сообщения Государственного Русского музея.Вып.VI.Л.,1959.С.52-55.
Принцева М.Н. Памятники мелкой медной пластики в собрании Государственного музея истории религии и атеизма // Научно-атеистические исследования в музеях. Л., 1983. С. 35 — 52.
Принцева М.Н. Коллекция медного литья Ф.А.Каликина в собрании отдела русской культуры Эрмитажа // Памятники культуры: Новые открытия. Ежегодник 1984. М., 1986. С.396 — 408.
Принцева М.Н. К вопросу об изучении старообрядческого медного литья в музейных собраниях // Научно-атеистические исследования в музеях. Л., 1986. С. 47 — 63.
Русская эмаль XVII- начала XX века- Russian enameis of the XVII- to the early XX century. Из собрания музея им. А. Рублева. М.,1994.
Русское медное литье. М., 1993. Вып.1,2.
Смирнов П.С. История русского раскола старообрядства. СПб., 1895. С.96 — 99.
Смирнов П.С. Внутренние вопросы в расколе. СПб., 1898. С. 195 — 204.
Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря / Сост. Вургафт С. Г., Ушаков И. А. М., 1996. 318 с.
Фролова Г.И. Медное литье // Культура староверов Выга. Culture of Old Believers of Vyg. Каталог. К 300-летию основания Вфговского старообрядческого общежительства. Изд-во АО «Карпован сизарексет». Петрозаводск. 1994. С. 18- 30.
Чеснокова Н.Н. Источники к истории формирования этноконфессиональных групп Припечорья // Христианизация Коми края и ее роль в развитии государственности и культуры. Сыктывкар, 1996.С. 297- 315.
Власова В.В.